МАНИФЕСТ: ДЖУЛИАН АССАНЖ ОБ ИНТЕРНЕТЕ КАК УГРОЗЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Буквально на днях прочитал этот манифест и уже пару дней хожу и обдумываю эти идеи…
Давайте по порядку. Сначала сам манифест приведу дословно так, как прочитал.

Десять лет назад Джулиан Ассанж основал ресурс WikiLeaks, который стал площадкой для публикации миллионов секретных документов, добытых хактивистами и агентами портала. Пролив свет на коррупционные схемы, военные преступления и другие нелицеприятные факты о чиновниках и корпорациях разных стран, Ассанж нажил себе сотни сверхвлиятельных и сверхбогатых врагов. Власти США официально объявили его «врагом государства», в Швеции на Джулиана заведено несколько уголовных дел (многие считают их сфабрикованными), Великобритания потратила 14 миллионов долларов на трёхлетнюю полицейскую операцию по охране посольства Эквадора, где до сих пор живёт Ассанж. Кроме того, банковские счета активиста были заморожены под предлогом «недостоверных сведений о месте жительстве», а платежи в поддержку WikiLeaks через Visa и MasterCard заблокированы.

Манифест

Сегодня об Ассанже снято несколько биографических картин, а сам он успел стать человеком года по версии читателей журнала Time.

Ассанж с детства увлекался программированием. В 20 лет он, предположительно, участвовал в хакерской атаке на НАСА, в 22 — взломал главный сервер канадской коммуникационной компании Nortel. Но после судебного процесса, в котором его признали виновным по 25 статьям обвинения и заставили выплатить значительный штраф, Ассанж решил бросить взломы и начал программировать. В 1994–1996 годах он работал над рядом проектов, связанных с безопасностью данных, и во время создания файловой системы Rubberhouse придумал термин «отрицаемое шифрование». С этого момента криптография становится одним из главных интересов Ассанжа.

В 2012 году Джулиан придумал собственное телешоу World Tomorrow, в одном из выпусков которого он говорил с крупнейшими интернет-активистами нашего времени. Позже по этим же материалам он выпустил книгу «Шифропанки» — именно так называют себя борцы за свободный интернет, которых волнует милитаризация киберпространства, новые масштабы интернет-надзора, тотальная слежка, нарушающая права человека. Они утверждают, что интернет в его современном виде стал оружием полицейского государства, поэтому шифрование является главным инструментом в борьбе за право на частную жизнь.

Математический алгоритм позволяет очень быстро зашифровать данные так, что расшифровка займёт миллиарды лет (или триллионы долларов). Шифропанки считают, что каждому должно быть гарантировано право на тайну личной жизни и общения, и притом гарантировано не законами на бумаге, а законами физики и математики, без ограничений и нормирования со стороны государства. Установленные законодательством правила шифрования — это прямое ограничение частной жизни, а вторжение парламента на эту территорию является прямым нарушением базовых демократических принципов.

Я поделюсь вступительным текстом Джулиана Ассанжа к книге «Шифропанки», который считается новым манифестом интернет-движения за свободу слова и право частной переписки в цифровом сообществе.

Мы должны поднять тревогу

Мир не просто обретает черты, он стремительно превращается в новую транснациональную антиутопию. За пределами разведывательных структур никто не осознаёт эту тенденцию. Она сокрыта завесой секретности, сложности и масштабности. Интернет, наш главный инструмент освобождения, был превращён в самый опасный проводник тоталитаризма из когда-либо существовавших. Интернет — угроза человеческой цивилизации.

Эти изменения прошли бесшумно, потому что те, кто понимает, что происходит, работают на глобальную индустрию наблюдения и не заинтересованы в огласке. Двигаясь по намеченной траектории, в течение нескольких лет глобальная цивилизация превратится в постмодернистскую антиутопию тотального наблюдения, укрыться от которой смогут лишь самые умелые одиночки. На самом деле вполне возможно, что мы уже живём в ней.

Когда теоретики размышляют о значении интернета для глобальной цивилизации, они ошибаются. Они ошибаются, потому что у них нет чувства перспективы, которое приносит непосредственный опыт. Они ошибаются, потому что никогда не встречались с врагом.

Ни один из образов этого мира не выдержит даже первой встречи с врагом.

Мы повстречались с ним.

За последние шесть лет WikiLeaks столкнулись почти с каждым влиятельным государством. Мы знаем, что такое новое государство наблюдения изнутри, поскольку выведали его секреты. Мы знаем, каково оно в бою, ведь нам пришлось защищать своих людей, финансы и ресурсы от него. Мы знаем его в глобальном масштабе, поскольку у нас есть люди, активы и информация почти в каждой стране. Мы знаем, как оно развивалось, поскольку мы боролись с ним на протяжении многих лет и видели, как оно увеличивалось и росло вглубь и вширь. Как вторгшийся паразит, оно питается за счёт обществ, срастающихся с интернетом. Он расползается по планете, заражая все государства и народы на своём пути.

Давным-давно мы, строители и граждане молодого интернета, говорили о будущем, которое ждёт наш новый мир.

Мы видели, что в скором времени с помощью него будут строиться все отношения между людьми и что природа государства, которая зависит от того, как люди обмениваются информацией, своими возможностями и экономическими ресурсами, тоже изменится.

Мы видели, что слияние существующих государственных структур с интернетом откроет возможности для изменения природы государства.

Во-первых, государства — это системы, через которые осуществляется принуждение. Группировки внутри государства могут соревноваться за лояльность, создавая видимость демократии, но основание государств — это систематическое применение и предупреждение насилия. Собственность на землю, имущественные права, рента, дивиденды, налогообложение, судебные штрафы, цензура, копирайты, торговые знаки — всё это насаждается под угрозой государственного насилия.

Большую часть времени мы даже не осознаём, насколько близки к насилию, поскольку все мы идём на уступки, чтобы избежать его. Подобно морякам, следующим за ветром, мы редко задумываемся о тех мрачных структурах, на которых зиждется наша повседневность.

Если интернет будет новым миром, на чём будет основываться принуждение?

Есть ли смысл в этом вопросе? Разве можно говорить о принуждении в этом потустороннем пространстве, которое напоминает платоническое царство идей и информационных потоков? Принуждение, с помощью которого можно изменять исторические документы, прослушивать телефоны, разлучать людей, разрушать монументы, воздвигать стены, как оккупационная армия?

Бестелесная природа интернета обесценена физическим происхождением. Информационные потоки идут по оптоволоконным кабелям на дне океана, спутникам, кружащим над нашими головами, компьютерным серверам в зданиях по всему миру от Нью-Йорка до Найроби. Подобно солдату, убившему Архимеда обычным мечом, вооружённая полиция может захватить контроль над высшим достижением западной цивилизации, нашим нематериальным царством.

Свобода внутри интернета

Новый мир интернета, отделившийся от старого мира грубых атомов, жаждал независимости. Но государства и их друзья стремились контролировать наш новый мир, контролируя его физические основания. Государство, как армия вокруг нефтяной скважины, или таможенник, взимающий взятки на границе, вскоре научится контролировать нашу платоническую реальность с помощью своей власти над физическим пространством. Оно задушит независимость, о которой мы мечтали, а затем, захватив оптоволоконные кабели и наземные спутниковые станции, станет массово перехватывать информационные потоки нашего нового мира — саму его сущность — даже если они охватят все человеческие, экономические и политические отношения.

Государство присосётся к венам и артериям наших новых обществ, поглотит каждое отосланное сообщение и каждую мысль, вбитую в поиск, а затем будет вечно хранить это знание в огромных и сверхсекретных хранилищах; миллиарды перехватов в день станут источником немыслимого могущества. Усложняя поисковые алгоритмы и шаблоны, оно всё глубже будет проникать в эти недра, в коллективный интеллектуальный продукт всего человечества. Увеличивая собственное богатство, оно будет усиливать дисбаланс сил между перехватчиками и миром тех, у кого перехватывают. А затем государство воспользуется новыми знаниями в физическом мире, чтобы начать войны, нацеливать беспилотники, манипулировать комиссиями ООН и торговыми сделками для обслуживания интересов инсайдеров и друзей государства.

Но мы кое-что обнаружили. Нашу единственную надежду в борьбе против их безграничной власти. Надежду, которую вместе с храбростью, проницательностью и солидарностью мы можем использовать для сопротивления. Странное свойство физической вселенной, в которой мы живём.

Вселенная верит в шифрование.

Зашифровать информацию проще, чем расшифровать.

Мы увидели, что можно использовать это странное свойство для законов, по которым будет построен наш новый мир. Что с помощью него можно уберечь наше новое бестелесное царство от довлеющих над ним оснований в виде спутников, подводных кабелей и тех, кто их контролирует. Мы увидели, что мы можем укрепить наше пространство криптографическим заслоном, создать новые земли, недоступные для тех, кто контролирует физическую реальность, ведь чтобы последовать за нами, им потребуются бесконечные по объёму ресурсы.

Таким образом мы можем утвердить свою независимость.

Учёные Манхэттенского проекта открыли, что Вселенная позволяет создать атомную бомбу. Эта возможность не лежала на поверхности. Могло статься так, что ядерное оружие противоречит законам физики. Но Вселенная верит в ядерные бомбы и атомные реакторы. Они — явление, которое благословила сама природа, так же как соль, море или звёзды.

Точно так же у Вселенной, нашей физической Вселенной, есть такое свойство, которое позволяет индивиду или группе индивидов без особых знаний, автоматически и надёжно зашифровать что-нибудь так, что, даже обладая всеми ресурсами и всей политической волей самой могущественной сверхдержавы на Земле, расшифровать это будет невозможно. И тропы зашифрованных коммуникаций, переплетаясь, смогут создать целые регионы, свободные от внешней принуждающей силы государства. Свободные от массового перехвата. Свободные от государственного контроля.

Таким образом, люди могут противопоставить свою волю даже полностью мобилизованной сверхдержаве и победить её. Шифрование — воплощение физических законов, которым нет дела до угроз государств, даже транснациональных антиутопий контроля.

Могло статься так, что шифрование было бы невозможно в нашем мире. Но нам повезло, Вселенная благоволит криптографии.

Шифрование — это элементарная форма ненасильственного прямого действия. Когда государство, обладающее атомным оружием, может угрожать неограниченным насилием миллионам индивидов, сильная криптография означает лишь то, что даже при наличии неограниченного насилия государство не может покуситься на желание отдельных лиц хранить секреты.

Сильная криптография выдержит любой объём насилия — сколько ни прилагай принуждающую силу, математическую задачу с помощью неё не решить.

Но можем ли мы принять это странное свойство нашего мира и положить его в фундамент проекта по освобождению человечества в платонической реальности интернета? И когда интернет поглотит общества, может ли эта свобода отразиться назад в физический мир и перестроить основы государства?

Наш главный инструмент

Повторюсь, государства — это системы, которые определяют, где и как применяется принуждающая сила. Идеалы криптографии и шифропанка дают нам понять, сколько принуждающей силы может просочиться в платоническую реальность интернета из физического мира. Поскольку государства погружаются в интернет, а будущее интернета становится будущим нашей цивилизации, мы должны изменить диспозицию сил.

Если мы проиграем, то вселенная интернета превратит глобальное человечество в одну гигантскую систему массовой слежки и контроля.

Мы должны поднять тревогу.

Пришло время вооружаться технологиями нашего нового мира для того, чтобы сражаться за самих себя и тех, кого мы любим. Наша задача — обеспечить независимость там, где мы можем это сделать, сдержать наступление антиутопии там, где полная независимость невозможна. А если всё это не сработает, то ускорить процесс её саморазрушения.

Источник

Очень сильно сказано. Причем сказано человеком, который знает, что говорит.

Прочтя это все я стал больше задумываться о своей роли в обществе и своем вкладе в этой борьбе против нас. Я и раньше интересовался такими направлениями, как шифрование, криптография и стеганография, но сейчас я понял, что это просто главное правило общения в интернете. И очень важно, чтоб это поняли если не все участники интернета (на это я не надеюсь), но хотя бы большинство. Это будет существенный вклад в дело нашего освобождения.

Сам я перешел на TOR, как на основной браузер (есть моменты неудобства, но в целом он стал намного интереснее, чем несколько лет назад, когда я с ним только познакомился), поставил ТОР на планшете(связка Orbot + OrWEB). Сегодня это уже даже не особо замедляет просмотр страниц, как и другие сетевые службы. Я доволен. Желаю и остальным такого же положительного опыта от общения с ТОРом =))